Бизнес портал: менеджмент, финансы, персонал, реклама

Сергей Собянин

Москва является донором в отношении многих других регионов, но это «донорство» осуществляется через федеральный бюджет, а потому не решает проблем ближайших к Москве регионов. Только прямое взаимодействие с соседними областями и их региональными центрами остановит концентрацию населения в Москве и предотвратит деградацию соседних субъектов федерации

На днях на Московском урбанистическом форуме случилось ожидаемое: председатель Счетной палаты Алексей Кудрин и мэр Москвы Сергей Собянин не сошлись в оценке роли Москвы в экономической жизни России и перспектив ее развития.

Критика перекосов регионального развития России и сетования, что Москва и Санкт-Петербург выделяются на фоне остальной страны, звучат не первый раз. На это мэр столицы привычно отвечает, что не следует «предлагать ограничить Москву в ее развитии», и подчеркивает, что административное регулирование лишит Россию единственного ее «глобального города».

Дискуссии, ведущиеся на эту тему, часто и активно освещаются отечественной прессой. Конечно, Россия развивается неравномерно, и это чревато значительными проблемами в будущем. Однако для их предотвращения и преодоления необходимо, с одной стороны, разобраться в их причинах и, с другой, предложить реалистичные механизмы решения.

/* name 690х240 в середине материала */
.hbt-690-240 > div{
margin: 20px auto 20px;
}

Хотя не только Алексей Кудрин, но и многие эксперты нередко говорят о «гипертрофированности» Москвы, глобальные тренды указывают на непреодолимость урбанизации. Концентрация ресурсов в городах, особенно крупных, — естественная мировая тенденция. Здесь Москва с ее 9% населения России отнюдь не является чем-то особенным.

В одной из самых демократичных стран мира, Великобритании, в Лондоне и пригородах живет 14% населения, и никого такая ситуация не удручает. 16% населения Франции живет в Париже и городах-спутниках, 29% австрийцев — в Вене. Это также не оказывается поводом для рассуждений типа тех, которые в России сегодня стали столь популярны.

Более того, тот же Алексей Кудрин неправ, говоря о том, что «Москва, Санкт-Петербург и прилегающие к ним области создают 32% ВВП России»; валовый внутренний продукт, как известно, не равен совокупности региональных валовых продуктов, и при ближайшем рассмотрении упомянутая доля по итогам 2016 году (то есть согласно последним из доступных на сегодня данных Росстата) составляет 26,2%, а доля собственно Москвы — лишь 16,65% (расчет исходя из ВВП России в 2016 году в 85,87 трлн рублей в текущих ценах и ВРП регионов по данным Росстата).

Самое интересное, что в 2014 году показатель Москвы был выше — 17,89% (исходя из ВВП России в 2014 году в 71,41 трлн рублей и тех же данных Росстата по ВРП за 2014 год). Так что откуда у главы Счетной палаты возникает ощущение, что доля Москвы, Питера и «прилегающих областей» достигнет в российском ВВП 40%, мне не вполне понятно.

Сегодняшние власти столицы в наименьшей мере ответственны за якобы «неконтролируемый рост» московской агломерации; они вовсе не стремятся к тому, чтобы Москва затмила собой всю Россию. Напротив, не в пример прошлым десятилетиям, когда в городе царил «дикий рынок», основное внимание уделяется нуждам горожан (создана самая совершенная в масштабах страны система социальной защиты и разнообразных льгот), приданию городу современного европейского облика (здесь можно упомянуть и реконструкцию улиц, и организацию парковок, и велодорожки, и развитие общественных пространств), повышению качества жизни и преодолению многих застарелых инфраструктурных проблем, которые обостряются столичным статусом города.

Недавно компания McKinsey назвала транспортную систему Москвы одной из самых эффективных в мире. Мне не кажется, что Москва развивается гипертрофированно — скорее городские власти хорошо пользуются теми конкурентными преимуществами, которыми обладает город, и всемерно развивают их.

На мой взгляд, именно российское правительство, а не московские власти, ответственно за совершенство нашего регионального развития, но в то же время они не пытаются дать ответ на то, что в нем следует поменять. Сегодня все, до чего додумались чиновники в Министерстве финансов, это перераспределение части московского налога на прибыль в пользу других регионов. А в Министерстве экономики мечтают взимать налог на доходы физических лиц по месту жительства граждан, а не по месту работы.

Но перераспределение у нас работает плохо: в отличие от Москвы, которая научилась зарабатывать, получая доходы от налогов на доходы, прибыль и в виде поступлений за аренду, многие регионы живут на федеральные дотации, а некоторые умудряются работать так, что совокупный финансовый результат всех (!) отраслей хозяйства годами остается отрицательным. Можно спорить о том, насколько успешно Москва сегодня конкурирует «не с Рязанью и Вологдой, а с Нью-Йорком, Лондоном и Парижем», как сказал Сергей Собянин, но невозможно согласиться с тем, что ее проблемы можно решить очередным финансовым переделом.

Гораздо правильнее позволить городским властям продолжать тот курс на рациональное управление московскими финансами и акцентировании внимания на важнейших проблемах жизни города, который проводится сегодня, не пытаясь постоянно менять правила игры.

В то же время очевидно, что на федеральном уровне проблема региональных диспропорций должна обрести новое звучание. Следовало бы начать поиск более оригинальных решений, чем те, на которые принято сегодня уповать. В частности, я бы обратил внимание вот на какую проблему.

Когда чиновники говорят, что Москва — это какой-то «иной мир», допускается преувеличение. По данным Росстата, Москва занимает 6-ю (а Московская область — 17-ю) строчку по показателю ВРП в расчете на душу населения. С 2014 по 2016 год отрыв от Москвы Ненецкого автономного округа по данному показателю вырос с 4,11 до 5,03 раза. Впереди также ряд других сырьевых регионов, где с показателями подушевого ВРП и подушевых доходов дела обстоят не хуже, чем в Москве.

Проблема несколько в другом: не в том, что есть богатые Москва и Санкт-Петербург и отстающие периферийные области, — она состоит в том, что в полном смысле слова периферия начинается практически «за околицей». Если в 2016 году подушевой ВРП Москвы составлял 1,16 млн рублей, а Московской области — 484 000 рублей, то у соседних с ней территорий он падает еще в два раза: во Владимирской, Тверской и Смоленской областях показатели составляли соответственно 281 000, 276 000 и 274 000 рублей.

Если подушевой ВРП Петербурга достигал 712 000 рублей, а Ленинградской области — 511 000 рублей, то в Псковской области он обрушивается до 224 000 рублей (по данным Росстата). На мой взгляд, диспропорции, которые порождают крупнейшие российские мегаполисы, носят не общестрановой, а ярко выраженный региональный характер. Москва и Санкт-Петербург создают «воронки», высасывающие силы не из России в целом, а из соседних регионов.

Собственно, об этом, на мой взгляд, и стоило бы говорить на урбанистическом форуме. Сергей Собянин совершенно прав, когда он говорит, что Москва является донором в отношении многих других регионов, но это «донорство» осуществляется через федеральный бюджет, а потому не решает проблем прилежащих к Москве регионов. Между тем только прямое взаимодействие с соседними областями и их региональными центрами остановит концентрацию населения в Москве и предотвратит деградацию соседних субъектов федерации.

В свое время активно дебатировался вопрос об объединении Москвы и области. Подобный шаг не кажется мне целесообразным, так как качество управления в очередной раз понизится. Скорее стоило бы пересмотреть сам принцип деления страны на федеральные округа — в пользу ведения нескольких крупных регионов, состоящих из нескольких областей, явно тяготеющих к одному из крупных мегаполисов.

Эти объединения могли бы иметь некие консультативные органы, возглавляемые руководителями этих метрополий, которые вырабатывали бы перспективные планы развития на уровне таких «мегарегионов». Сегодня региональные диспропорции должны исправляться не столько перераспределением трансфертов на текущую бюджетную сбалансированность, сколько осознанной и скоординированной инфраструктурной политикой.

На мой взгляд, сегодня статистика не подтверждает опасений относительно того, что доля столичных регионов в российской экономике будет бесконечно расти. Скачок в данных показателях был обеспечен постсоветскими тредами, в первую очередь, как отметил тот же Сергей Собянин, отменой ограничений на прописку и регистрацию в Москве.

Пик этого бума остался в прошлом — и сейчас стоило бы стремиться к максимальной экономической интеграции всего центрального региона с целевым значением его доли в валовом региональном продукте страны на уровне около 1/4. В 2016 году она составляла для Москвы, Московской, Тульской, Тверской, Владимирской, Ивановской, Рязанской, Калужской и Смоленской областей 23,6%. И тогда и при опережающем развитии российской метрополии присказка «Опять двадцать пять!» не будет пугать даже опытных экономистов.

Источник

Рейтинг: 
Голосов пока нет

Copyright © 2018