Бизнес портал: менеджмент, финансы, персонал, реклама

Михаил Бабич

Российско-белорусские отношения переживают непростой этап. С одной стороны, сейчас нет открытой политико-экономической войны с Минском, когда Кремль прямо делал ставку на оппозиционного кандидата. С другой — Россия находится в остром геополитическом противостоянии с Западом, поэтому резко возрастает значение каждого ее союзника. Естественно, Минск на этом спекулирует, понимая свою незаменимость

Михаилу Бабичу не везло в карьере — она часто обрывалась самым непредсказуемым образом. Но неудачи оборачивались последующими взлетами. Cтанет ли назначение его послом в Белоруссии очередным взлетом?

Напомним вкратце путь высокопоставленного российского деятеля. Он начал службу в ВДВ и, хотя сам родом из Рязани, закончил в этом городе не знаменитое училище для десантников, а училище связи. Отслужив в армии пять лет, Бабич, как и многие офицеры в то время, уволился из рядов Вооруженных сил. Однако если другие отставники искали чем бы заняться на гражданке и шли подчас на любую работу, Бабич в свои двадцать шесть лет, не имея никакого опыта работы в бизнесе, возглавил компанию «Корпорация «Антей», занимавшуюся поставками продовольствия для силовых ведомств. Это говорит о его умении выстраивать нужные связи, организаторские и лидерские способности у него налицо — он удержался в кресле руководителя и дальше поднимался только вверх.

В тридцать лет он уже первый заместитель гендиректора ГУП «Федеральное агентство по регулированию продовольственного рынка» при Минсельхозе. Впрочем, стремительное восхождение Михаила Бабича было типичным для 90-х годов, порождением которых он и является.

Однако его взлет пришелся уже на путинское время, когда он реализовался не как бизнесмен, а как чиновник и политик. В 2000 году, сразу после победы Бориса Громова на выборах губернатора Московской области, тридцатилетний Бабич назначается первым замом губернатора, курирующим экономику и финансы (пять лет назад он был скромным младшим офицером — это к вопросу о том, как тогда делались карьеры).

И вот на этому-то посту проявляется такое качество Бабича, как неуживчивость. Громов менее чем через год от него избавляется. Далее Бабич перемещается в кресло первого зама Ивановской области (где у него прежде были деловые интересы), потом на три месяца в Чечню — премьером тамошнего правительства. Это назначение говорит о многом: тогда, в 2002 году, чтобы тебя направили на такую должность в подобный горячий и «горящий» регион, надо было иметь соответствующую характеристику жесткого управленца. Жесткость и тут сыграла с Бабичем не лучшую шутку — сработаться с Ахматом Кадыровым он не смог.

К тому времени он уже стал «своим» для кремлевских, и потому его не бросили на произвол судьбы, а подыскали ему соответствующую синекуру в министерствах, с которой он мог бы избраться в Госдуму, депутатом которой он стал в 2003 году, победив в одномандатном округе.

И сразу Бабич оказался вовлеченным в политические интриги, возглавив избирательную кампанию Георгия Шпака в Рязанской области. Борьба там была исключительно грязной, но Шпак победил (в его команде был и другой будущий влиятельный чиновник, Андрей Ярин). С рязанским губернатором, впрочем, у Бабича пути также разошлись.

Но как бы там ни было, наш герой оказался нужным человеком, который «умеет решать вопросы», как правило, непубличным образом — типичное явление для России XXI века, где сила политика определяется не его способностями в публичной сфере, а выстроенными внутриаппаратными связями. Поэтому Бабич задержался надолго в Думе, став видным деятелем фракции «Единой России».

Его назначение полпредом в Приволжском федеральном округе в конце 2011 годы стало закономерным. Переход из законодательной ветви власти в исполнительную рассматривался и как поощрение, и как прилив свежей крови в последнюю в условиях непростой зимы 2011-2012 годов с ее массовыми публичными акциями.

Бабичу достался округ, где имелось две мощные автономии — Татария и Башкирия, полигоны по уничтожению химоружия (одновременно он возглавил госкомиссию по химическому разоружению), а также довольно депрессивная социально-экономическая ситуация. Собственно, полпред имеет довольно ограниченные полномочия для вмешательства. Сильные главы регионов работают с Москвой напрямую. Должность Бабича была во многом надзорная. И если для бывших адмиралов и генералов полпредство — венец карьеры, то для него, все еще сравнительно молодого и амбициозного, эта должность была лишь ступенью в восхождении. Все его предшественники шли на повышение: Сергей Кириенко в «Росатом», Александр Коновалов стал министром юстиции и даже Григорий Рапота — госсекретарем Союзного государства.

Но срок его пребывания в полпредстве превзошел таковой у предшественников. Если Кириенко проработал в Нижнем Новгороде пять с половиной лет, и казалось, что это очень долго, то Бабич задержался более чем на шесть с половиной. Впрочем, в 2016 году была попытка направить его послом на Украину, в Киеве к его кандидатуре отнеслись более чем прохладно и агремана не дали.

В начале этого года пошли упорные слухи, что Бабича переведут в администрацию президента взамен Владислава Суркова курировать отношения с непризнанными республиками, в том числе ДНР-ЛНР. Сурков удержался, а Бабичу, держать которого и дальше в полпредстве становилось совсем уж неприличным, нашли новый пост все по той же дипломатической части — послом в Белоруссию. 23 июля его кандидатура получила поддержку в профильном комитете Совета Федерации, а перед тем — Государственной Думы.

Должность посла в Минске — больше чем просто посол. Белоруссия — единственная столь близкая России страна, что она образует на пару с Россией Союзное государство. Через нее проходят важнейшие пути сообщения с Европой — автомобильные, железнодорожные, воздушные. Нынешним представителем Москвы в республике является Александр Суриков, которому уже 78 лет, бывший губернатор Алтайского края, мощная и уважаемая фигура. Соответственно, его преемником также должен был быть не простой карьерный дипломат, а видный деятель, который бы мог запросто обращаться в Кремль для решения вопросов.

Отношения с Белоруссией переживают непростой этап. С одной стороны, нет той ситуации, как при президентстве Дмитрия Медведева, когда с Минском шла открытая политико-экономическая война, а Кремль прямо делал ставку на оппозиционного кандидата, впрочем, безуспешно. С другой — в условиях, когда Россия находится в остром геополитическом противостоянии с Западом, резко возрастает значение каждого ее союзника. Естественно, Минск на этом спекулирует, понимая свою незаменимость. Еще в феврале 2016 года Совет ЕС отменил большинство санкций против Белоруссии, в том числе и против Лукашенко лично. Евросоюз активно пытается перетянуть Минск на свою сторону. Лукашенко при этом прекрасно понимает, что чрезмерное сближение его страны с Западом чревато его свержением, и тщательно контролирует процесс. Москва не требует ничего от Белоруссии во внутренней политике, тогда как Брюссель предъявляет немало претензий.

Но Лукашенко, как всегда, ведет двойную игру и активно запугивает сограждан угрозой подчинения некой «другой стране», как это было недавно, в июне. Со стороны России, в свою очередь, озвучены планы по изменению налогообложению нефтяной сферы, что угрожает потерей доходов для белорусских нефтепереработчиков.

Поэтому новое назначение Михаила Бабича, которому нет еще и пятидесяти, может стать и повышением его статуса, и понижением. Все зависит от него. Дмитрий Аяцков, назначенный послом в Минск в 2005 году, так и не доехал до Белоруссии из-за неосторожно сказанных слов. Бабич должен быть максимально аккуратным и сдержанным. Если после Чечни, где он не проявил гибкости, ему пошли навстречу и подыскали должность, то в случае дипломатического прокола его могут и не пожалеть. Суриков смог проработать в Минске двенадцать лет, сохраняя необходимый баланс. Станет ли столь уже устойчивым его преемник и сможет ли поставить себя соответствующим образом?

Что до Приволжского округа, то фигура назначенного на смену Бабичу, будь то силовик, или технократ, или условный «политик», станет знаком того, какого курса придерживается сегодня Кремль в региональной политике. Губернаторы назначаются в основном из молодых технократов. Сохранится ла такая тенденция в дальнейшем?

Источник

Рейтинг: 
Голосов пока нет

Copyright © 2018