Бизнес портал: менеджмент, финансы, персонал, реклама

Убеждение, что мошенничеством или вымогательством занимаются только частные лица, оказывается ошибочным, как выяснили на собственном опыте несколько россиян, рассказавших об этом в соцсетях.
Сразу несколько пользователей рассказали на минувшей неделе, что деньги у них требовали государственные органы, причем, что называется, за здорово живешь.

Схема во всех случаях была одинаковая, что наводит на мысль, что это не является личной инициативой каких-то нечистых на руку чиновников, а может являться чем-то более «системным».
Другие граждане тоже рассказывают, что кому-то подобные «письма счастья» приходят по несколько лет подряд.

«Похоже, что работает принцип: сперва нагрузить, а потом разбираться. Налицо работа системы по откачке денег и энергии», — предполагает, например, пользователь Фейсбука Сергей Казаков.

Еще интереснее, что когда человек отказывается платить несуществующую «задолженность», ФССП моментально сдает назад: так, по рассказу Миланы Богдановой, после первого же возмущенного звонка «долг» ей сократили с 10 тысяч рублей до 1000. Через сутки сумма стала еще ниже — 998 руб.

«Там у них словно какой-то маркетолог работает, который проверяет, на какую сумму можно раскрутить клиента», — предполагает Богданова.

Официальный представитель ФССП РФ Оксана Пулина отказалась комментировать эти ситуации, предложив рассмотреть официальный запрос от «Ридуса» в 7-дневный срок.
Однако член общественного совета при УФССП по Москве Павел Пятницкий рассказал «Ридусу», что подобные случаи в самом деле имеют место, и причины, по которым от граждан требуют несуществующие долги, бывают разными.
В каких-то случаях, судебные приставы становятся исполнителями мошеннической схемы по неведению, рассказывает он.

«Случается, что злоумышленники нарочно подают на жертву в суд с иском о взыскании долга не в том регионе, где «должник» проживает, а на другом конце страны. Расчет состоит в том, что если сумма взыскания не превышает стоимость билета в этот регион и обратно, то ответчик, скорее всего, махнет рукой и предпочтет выплатить присужденную «задолженность», чем ввязываться в судебную тяжбу», — говорит эксперт.

Для таких целей мошенники выбирают суды в городах, где у них имеются доверительные отношения с местными судьями, которые согласятся рассматривать иск по месту его подачи, а не по месту проживания ответчика. Либо, добавляет Пятницкий, истцы намеренно указывают неправильный адрес ответчика, чтобы тот понятия не имел о том, что его вовлекли в судебный процесс.

«Суд, видя, что ответчик игнорирует повестки, выносит решение, оно вступает в законную силу, и приставы начинают работу по исполнительному листу. Но так как судебные исполнители по указанному адресу найти должника не смогут, тот узнаёт о том, что на нем висит задолженность, лишь когда, к примеру, захочет выехать из РФ и его не выпустят на границе», — описывает развитие ситуации эксперт.

Второй вариант, почему граждане получают фиктивные требования о выплате задолженности, связана уже с криминальными действиями самих сотрудников управлений ФССП на местах.
По словам Пятницкого, правоохранительные органы и службы собственной безопасности ФССП неоднократно задерживали судебных приставов с поличным, когда те использовали доступ к базам данных граждан РФ для решения личных финансовых проблем.

«Делается это в общем случае так: пристав выясняет, сколько денег лежит на банковском счету у взятого наугад гражданина из отдаленного региона и выписывает на его имя задолженность: опять же, на такую сумму, чтобы для жертвы овчинка — то есть выяснение отношений с приставом — не стоила выделки. И вместо номера счета взыскателя или управления ФССП такой нечистоплотный сотрудник указывает свой личный банковский счет», — рассказывает Пятницкий.

Возможен и вариант, когда задолженность в самом деле существует, но вместо того, чтобы внести ее на счет взыскателя, пристав опять же переводит ее на свои личные реквизиты. Такие мошенничества вскрываются после того, как взыскатель устает ждать, когда же ему придут деньги и обращается непосредственно к руководству УФССП.
«Оборотни в погонах ФССП» в таких случаях играют с огнем, но они полагаются на ряд факторов, которые могут сработать в их пользу.
Во-первых, всегда есть надежда, что взыскатель просто забудет про эти деньги, особенно если сумма для него не критична и не стоит головной боли по ее выбиванию.
Во-вторых, мошенники знают, что текучка кадров в системе ФССП превышает все мыслимые пределы, и что нечистоплотный сотрудник за те несколько лет, что будут вестись поиски пропавшего денежного перевода, успеет десять раз поменять место работы и жительства или как-то иначе спрятать концы в воду.
По мнению Пятницкого, ситуация, в которой оказалась Милана Богданова, очень похожа на такую мошенническую схему.

«Если бы предъявленный ей долг реально существовал, то у пристава не было бы полномочий самостоятельно снижать его в десять раз. И раз это произошло, это очень верный признак того, что долг был выписан «от фонаря» непорядочным сотрудником УФССП. Поэтому, если для этой девушки принципиально добиться правды, у нее есть все шансы ее добиться. Она должна обращаться напрямую к руководителю ФССП, который задействует службу собственной безопасности. Обычно мошенников в своей среде быстро выводят на чистую воду, и они проводят следующие несколько лет в местах, для них и предназначенных», — говорит эксперт.

В России с начала 2018 года судебными органами было вынесено около 2,7 млн постановлений о временном запрете на выезд за пределы территории РФ. Сумма долгов невыездных граждан сейчас составляет около 500 млрд рублей.

Источник

Рейтинг: 
Голосов пока нет

Copyright © 2018