Обход конструкции юридического лица при привлечении его бенефициаров к субсидиарной ответственности

[xfvalue_newspict]
Обход конструкции юридического лица при привлечении его бенефициаров к субсидиарной ответственности

Виталий Ветров

Управляющий партнер юридической фирмы "Ветров и партнеры"

специально для ГАРАНТ.РУ

Юридическое лицо – прекрасная фикция. Именно она позволяет опосредовать имущество одного и более лиц в целях ведения предпринимательской деятельности в гражданском обороте. Несомненным преимуществом подобного способа является ограничение ответственности самого юридического лица только имуществом, которое ему принадлежит. Естественно, что есть еще процедура банкротства, но в целях данного материала представим, что по каким-то причинам она нам неинтересна.

Следовательно, при ограничении ответственности субъекта в обороте могут с завидным постоянством возникать ситуации, когда при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств должник банально разводит руками перед кредитором и говорит, что не смог. Не рассчитал. Не справился с управлениями своими предпринимательскими рисками. А коль у самого кредитора они тоже есть, соответственно, проблема должника отчасти также находятся в зоне контроля кредитора.

В такой ситуации, а также учитывая положения п. 3 ст. 53.1 Гражданского кодекса, определяющей ответственность для лиц, имеющих фактическую возможность определять действия самого юридического лица, крайне хочется распространения последней на иски кредиторов. Так как указанная норма, к сожалению, предоставляет право на возмещение убытков только участникам (учредителям) юридического лица. Соответственно, если вы кредитор, то у вас такого права нет, а если есть интерес в привлечении к ответственности учредителя (участника), то подобное становится нереальным ввиду нелепости действия учредителя против самого себя.

Поэтому до прямого указания в законе о предоставлении такого права и кредиторам можно было бы ожидать отсутствие иных вариантов поведения и де-факто тупик. Но кредиторы не должны останавливаться и признавать собственное поражение.

У кредиторов есть возможность привлечь бенефициаров юридического лица к полной имущественной (назовем для удобства ее субсидиарной) ответственности. И без дела о банкротстве. И без использования норм закона о банкротстве (с учетом последних изменений в закон о банкротстве).

Но спрашивается, каким образом это можно сделать?

Как могут негативные последствия деятельности юридического лица, являющегося самостоятельным и автономным, быть переложены на физическое лицо (бенефициара)?

Как раз для ответа на этот вопрос я для начала предложу обратить большее внимание и придать значение практике по корпоративным спорам, которая за последние несколько лет признала существование и (или) выработала порой удачные инструменты защиты прав и интересов обиженных кредиторов.

Так, еще в 2012 году в практике арбитражных судов была впервые упомянута и использована доктрина "скрывания корпоративной вуали" (Постановление Президиума ВАС РФ от 24 апреля 2012 г. № 16404/11 по делу акционерного общества "Парекс банк").

При этом в отдельных судебных актах мы находим и определение самой доктрины. Под ней, в частности, суды понимают следующее, согласно концепции "снятия корпоративного занавеса", также именуемую концепцией "протыкания корпоративной вуали" (piercing the corporate veil), "проникновения за корпоративную вуаль" (Durchgriff hinter den gesellschaftsrechtlichen Schleier), при наличии определенных условий ответственность за нарушения обязательств со стороны компании возлагается на лиц, полностью ее контролирующих, если компания является всего лишь их "орудием" (vehicle), формальным прикрытием для недобросовестной деятельности. Использование компании как альтер эго (фасада, инструмента) своего владельца направлено, прежде всего, на привлечение контролирующего лица к ответственности по обязательствам контролируемой им компании (или наоборот).

Иными словами, в данном случае речь идет о случаях отказа от применения "принципа отделения" имущества компании и имущества ее участников, игнорирования юридической самостоятельности юридического лица и праве кредиторов компании распространить ответственность на личное имущество ее участников, менеджеров или иных лиц, контролирующих юридическое лицо, за счет их личного имущества" (Определение АС Красноярского края от 2 ноября 2015 г. по делу № А33-7445/2015).

Поэтому можно миновать юридическое лицо, доказать необходимость игнорирования конструкции юридического лица, и предъявить требования к бенефициарам должника.

Естественно, что может показаться, как подобную теорию (доктрину) можно применять в нашей российской деятельности и в обычных региональных арбитражных судах?

Да, можно. Давайте продемонстрирую вам ссылками на отдельные судебные дела.

1

Дело Аспект-Финанс (№ A40-104595/2014). Акционер материнской компании (иностранной компании) успешно оспорил решение ОСА дочерней компании. 

2

Дело Гросса (№ А60-4770/2016). В одном из судебных актов по делу написано, что заявитель ссылался на доктрину для обоснования возможности предъявления иска к ответчику, причинившему истцу убытки. Это помогло ему в апелляции получить частичное удовлетворение, но в последующем была отмена с возвратом на новое рассмотрение в первую инстанцию. 

3

Дело Орифлэйм Косметикс (№ А40-138879/2014). Заявитель неудачно оспаривал решение налогового органа. По мнению налогового органа, общество получило необоснованную налоговую выгоду путем увеличения расходов на суммы лицензионных платежей, поскольку общество (прим. отдельное юридическое лицо) фактически являлось постоянным представительством иностранной компании "Орифлэйм Косметикс С.А." (Люксембург). С этим не согласилось общество. При вынесении решения об отказе заявителю в удовлетворении его заявления суд посчитал возможным применить доктрину "срывания корпоративной вуали". Именно она позволила установить недобросовестное использование статуса юридического лица. Как указал суд, в определенных случаях суд может игнорировать правовую конструкцию рассматриваемого юридического лица (лиц) и, например, исходить из того, что права и обязанности в действительности возникли у того физического (юридического) лица, которое фактически руководило рассматриваемым юридическим лицом. 

4

Дело Гамма Унипак (№ А45-12142/2014). Истец предъявил иск к юридическому лицу, являющему участником должника истца, и физическому лицу, являющему ликвидатором и руководителем юрлица-участника должника. Сам должник был ликвидирован. Подобное не устроило кредитора (истца). В судебном заседании через доктрину "срывания корпоративной вуали" истцу удалось взыскать солидарно долг с обоих ответчиков. 

Изложенное не является инструкцией для применения. Это, скорее всего, призыв к размышлениям о возможности использования различных инструментов для достижения поставленной цели. Особо в ситуации недобросовестного поведения должником, приведшим к неисполнению или ненадлежащему исполнению им своих обязательств.



вконтакте
Фэйсбук